По благословению высокопреосвященнейшего Ростислава, митрополита Томского и Асиновского

Храм святой преподобномученицы великой княгини Елисаветы

при НИИ Кардиологии г.Томск

Истории чудесной помощи святителя Николая

Святитель Николай помогает всем, кто просит его об этом, и даже тем, кто не только не просит, но и не знает, что можно просить...

Старик, который всем помогает и ждет, пока человек сможет уверовать

Иеросхимонах Валентин (Гуревич), духовник Донского монастыря Москвы:

– Удивительно, что святитель Николай оказывается скорым помощником и в тех случаях, когда люди не только не призывают его с верою, но даже не подозревают о его существовании.

Во время русско-японской войны, в начале ХХ века, был такой случай. На здании вокзала в Китае русскими была повешена большая икона святителя Николая. На вопрос японского генерала об этой иконе местный китаец ответил, что это – старик, который всем помогает. Свидетелем этого разговора был еще японский солдат.

Вскоре после этого произошло сражение между русскими и японцами. В этом сражении японцы были разбиты.

Солдат, который слышал этот разговор, вместе со своими сослуживцами бежал с поля боя. Путь лежал через болото, и он увяз в нем, его стало засасывать. Когда он уже погрузился по грудь, и никого не было вокруг, кто мог бы оказать ему помощь, он взмолился от всей души: «Старик, который всем помогает, помоги мне!!!» Тут же явился этот старик и вытащил его из болота…

В это же время японский генерал, о котором шла речь, тяжело раненный, лежал на земле среди трупов своих подчиненных. Кровотечение было столь обильным, что это грозило ему скорой смертью. Вокруг не было никого, кто мог бы оказать ему помощь. И тогда он воззвал теми же словами, что и утопавший в болоте японский солдат: «Старик, который всем помогает, помоги мне!!!» Мгновенно явился старик, который взял его на руки… Он потерял сознание и очнулся на расстоянии множества километров от поля боя, в японском госпитале, где ему была оказана помощь…

Вернувшись на родину, он стал прихожанином православной общины, возглавляемой равноапостольным святителем, которого, так же как и его спасителя, звали Николаем. Женившись на прихожанке этой общины, он стал многодетным отцом и всем своим детям обоего пола дал одно и то же имя – Николай…

Еще один случай помощи со стороны этого «старика» поведал певец Вертинский. Один старый китаец шел по слабому льду через реку и провалился в полынью. Несчастного уже затягивало течением под лед, когда он вспомнил, что русские всегда просят помощи у какого-то старика, изображение которого висит на вокзале.

– Старик с вокзала, помоги мне! – были последние слова китайца. Потом он потерял сознание. Очнулся он на другом берегу и первым делом бросился на вокзал благодарить святого старца за чудесное спасение.

После этого случая и сам рыбак крестился, и многие другие китайцы последовали его примеру.

А однажды, в начале своего воцерковления, я познакомился с пожилой женщиной. Она жила в Гнездниковском переулке и была прихожанкой храма Воскресения Словущего в Брюсовом переулке.

До этого, по молодости лет, она работала с Орджоникидзе и другими деятелями революции. Сама она была латышка, звали ее Эльза Яновна. Муж у нее был армянин, тоже из большевистских кругов, всю сознательную жизнь был атеистом, а в детстве, как и его жена, был крещен в инославии.

Ко времени нашего знакомства ее муж скончался после тяжелой и неизлечимой болезни, надолго приковавшей его к постели, и она за ним несколько лет ухаживала.

И вот однажды, – Эльза Ивановна мне рассказывает такой случай, – входит к ним соседка по коммунальной квартире и поздравляет их с праздником:

– Сегодня Николай Угодник! – и показывает им икону святителя.

А муж вдруг говорит:

– Сегодня этот старик явился мне во сне и напомнил всю мою жизнь. Я увидел все случаи, когда был в смертельной опасности. Где-то на горной речке в Армении... – и пр. и пр.; в том числе смертельная опасность возникла в те годы, когда вступили в силу железные законы революции, уничтожающей своих творцов. – И я постоянно получал избавление. И вот этот старец сказал мне: «Всегда, когда ты оказывался на краю гибели, я тебя спасал. Почему ты не хочешь меня знать?»

И вдруг приходит соседка с иконой!

Эти муж с женою оба уверовали и были присоединены к Православию.

Из воспоминаний

 

В ссылке я был. Голодный год. Есть было совсем нечего. Работа очень и очень тяжелая. А есть нечего. Совсем почти нечего. Да еще зима суровая, пасмурная. Транспорт не мог ходить, и доставка прекратилась. Мы несколько суток были совсем голодны и холодны. Да еще, как на грех, мороз прибавил до сорока градусов. Птица мерзла на лету. А одежонка-то… Многие мои собратья полегли, обессилили и не могли ходить. Я тоже собрался умирать с голоду и холоду.

Ночевали мы в отдельных хибарках, маленьких таких и совсем худых. Окна заткнуты тряпками. На полу снег, – надул в щели. Дверь полуоткрыта. Понамерзло на ней льда целый вагон.

Был холодный вечер. Я лежал, уткнувшись в тряпки. Мороз лез и леденил все тело. Вдруг мне сильно захотелось спать. Я знал прекрасно, что это предвестник смерти. Чуть засни и… все, больше бы я не встал навеки. С силой поднявшись, я решил последний раз помолиться святителю и чудотворцу Николаю. «Угодничек Божий, – сказал я ему, – ведь я помираю. Ты все видишь. Ты скорый помощник, и сам приди ко мне, помоги». Дальше не помню, что говорил или не говорил, – не помню. Только слышу я сильный стук в дверь. Открыл. Порыв сильного ветра с холодным снегом обдал лицо. Никого не было.

Но что это такое? Свежие следы от двери. Заглянул дальше за угол… Сумка большая стоит. И снег еще не успел ее замести. Боже мой, да что же это такое за привидение? Еще раз оглянулся на следы. Они уходили в сторону леса. Кругом ни души. Только буря еще сильнее расходилась.

Взял эту сумку. Тяжелая. Принес в хату, открыл… Милые вы мои детки… – и старец навзрыд заплакал. – В сумке-то были свежие хлебы. Да еще теплые, совсем горячие! Будто только вот из печи их вытащили. А какая там печка?! На пятьдесят верст не было ни одной хозяйской хаты, одни ссыльные да арестанты.

И вот этим хлебом мы жили целую неделю. Когда утихла пурга, принесли нам паек. И никто тогда не умер. А в других лагерях, слышно было, многие померзли в эту метель. А наши никто не замерз. Чудотворец Николай спас нас!..

Архимандрит Филадельф (Мишин)

Сретенский календарь: Заветы новомучеников и исповедников Российских

Хватит просить  хватит и помогать

 

Игумен Киприан (Партс), духовник Сретенского монастыря Москвы:

– Когда еще не отреставрировали в нашем Серафимовском скиту Рязанской области храм Казанской иконы Божией Матери, да и сам скит еще не был отстроен, мы служили там всего два раза в год, на Казанскую – летом и осенью. Нам тогда уже передали на хранение чудотворную Казанскую икону Божией Матери из этого храма, которую ранее верующие хранили по домам. Икона интересная по иконографии: Архангел Гавриил держит на руках Казанскую икону Божией Матери.

Накануне очередной службы, на летнюю Казанскую, мы загрузили наш старенький монастырский Фольксваген всем, что было необходимо привезти в скит для богослужения: в первую очередь эту икону, подсвечники, облачения и пр. Ехали мы вдвоем с водителем. Уже выехали за МКАД. У нас отрывается металлическая деталь, которая держит за колесом брызговик, и вспарывает шину так, что та превращается в лохмотья.

И вот мы продолжаем путь со скоростью пешехода. Это поврежденное колесо бьет ободом по дороге: бум-бум, бум-бум. Баллонного ключа, чтобы открутить и поменять колесо, у водителя нет. А нам же надо успеть приехать, да еще и приготовить все для службы, чтобы она вовремя началась...

Еле дотащились до магазина «Автозапчасти», водитель сбегал, купил баллонный ключ, наехал на кирпич, надел ключ на гайку и стал прыгать по нему, а ключ ни с места – туго гайка вкручена. Он прыгает-прыгает, – а сам он был маленький, легкий по весу. Ничего не получается. Почему я не додумался сам попрыгать, не знаю. Стал молиться святителю Николаю:

– Святитель Николай, помоги! Нам же надо на службу успеть.

Смотрю: тут же процесс пошел! Гайка стала откручиваться. И про себя подумал: «Ну, всё. Хватит просить, уже откручивается...». Только я так подумал, он опять: прыг-прыг-прыг, – а гайка ни в какую. Тогда я опять стал просить святителя Николая:

– Святитель Николай, прости! Помоги!

Всё – опять гайка стала откручиваться. Мы так поменяли колесо и вовремя успели на службу.

Вот такое поучение: хватит просить – хватит и помогать.

Святитель Николай удивительно поддерживает всегда у человека именно живую веру, – не опосредованное какое-то традицией или чем иным отношение к Богу, к молитве, к святым... А именно живую веру, – непосредственное обращение. Как и должно быть.

Как нам спонсор деньги с Неба кидает

Игумения Николая (Ильина), настоятельница Свято-Никольского Черноостровского женского монастыря города Малоярославец:

– Нам надо было строить здание приюта. На стройке работала фирма. Это каждый месяц счета. А благотворитель сказал:

– Матушка, что-то у нас денег сейчас нет. Пусть они строят, а мы потом расплатимся...

И вот они строят-строят, в мае у меня уже долг в 3 миллиона. Тогда это были другие миллионы, – эта сумма была по тем временам более значительной, чем в пересчете на современные деньги. Я потеряла сон. Меня, конечно, пытались подбадривать:

– Сейчас вся страна так живет!

Но меня это как-то мало утешало. И вот выдается поездка в Бари – мы с детишками летим к мощам святителя Николая. Служится литургия. Все мы взяли по свечечке. Стояли на службе на коленочках и молились.

– Отче Николае, – говорю сокрушенно. – Прости, что я у тебя прошу не то, что надо просить... Прошу денег для избавления от долга. Я вынуждена.

Кончилась литургия. Подходит ко мне наш помощник, который и саму эту поездку организовал, знакомит меня с двумя представительного вида мужчинами.

– Вот они, – говорит, – слышали про ваш долг, хотят вам помочь.

У меня – слезы. «Отче, – думала, – что же я у тебя молитвы не просила? Если с деньгами так можно все за секунду решить?»

Причем они не только уплатили наш долг, но и помогли нам все это достроить.

Когда у меня спрашивают:

– Кто у вас спонсор?

– Святитель Николай, – отвечаю, – с Неба кидает.

Надо что-то выстроить – находится ровно столько, сколько необходимо.

«Я ВСПОМНИЛ ПРО ИКОНУ — И ВЗЛЕТЕЛ!»

О помощи святителя Николая на афганской войне

Вот уже в течение многих лет в рамках проекта «Они защищали Отечество» Сергей Галицкий собирает рассказы и свидетельства участников афганской и кавказских военных кампаний. Уже вышли три части книги «Из смерти в жизнь…», в которых собраны достоверные свидетельства помощи Божией нашим воинам. Представляем нашим читателям одно из таких свидетельств.

Рассказывает полковник Владимир Алексеевич Господ:

 

— Когда я отправился в Афганистан, то, как и подавляющее большинство своих товарищей, в Бога не верил. Мама в детстве крестила меня втайне от отца. Он у меня никогда не был рьяным коммунистом, но атеистом был всегда. Он и сейчас атеист. Маму частенько ругал, когда она куличи пекла и яйца красила на Пасху. И нас с братом за это дело гонял. Но когда я уезжал в Афган, его мама, Дарья Ивановна, дала мне маленькую иконку Николая Угодника и сказала: «Когда тебе будет тяжело, он тебе поможет. Ты его попроси — Николай Угодник, Божий помощник, спаси и помоги!» А я и понятия не имел, что есть какой-то Николай Угодник. Ведь, как и папа, я тоже был коммунистом. Я ей: «Бабуля, да ты что?.. Я ведь секретарь партбюро, практически представитель ЦК КПСС в нашей эскадрилье! А если у меня эту икону там увидят?» Она: «Ничего, Вова, пригодится. Зашей её куда-нибудь в воротничок». Я и зашил иконку в воротник комбинезона, как она просила.

Очень долго я не вспоминал об этой иконке. Однажды, почти сразу после моего назначения командиром звена, нам ставят задачу на высадку десанта из 36 бойцов на площадку Бану. Звено у меня было усиленное, из шести вертолётов. Очень важно было правильно вертолёты распределить. Все в эскадрилье были в курсе, какие вертолёты сильные, а какие — слабые. Они только с виду все одинаковые. На самом деле какой-то вертолёт более старый, у какого-то двигатели послабее. Я говорю: «Я иду на вертолёте...» И все ждут, что я скажу: возьму себе самый сильный или самый слабый. Я знал, что если я возьму самый сильный, ребята скажут: «Ну ты, командир, обнаглел!.. У тебя же первая обязанность — забота о подчинённых!» И я, чтобы показать эту заботу, говорю: «Беру себе шестнадцатый борт». Это был самый слабый вертолёт. Все оценили мой поступок: «Молодец!» Говорю: «Десантников делим поровну, по шесть человек на каждый борт». Вообще МИ-8 может взять 24 десантника. Но высадка производилась на высоте 2500 метров. И мы подсчитали, что на этой высоте при такой температуре воздуха мы сможем взять на борт только по шесть бойцов.

Десантники загрузились, мы вырулили на полосу. И тут один борт у нас отказывает. Лётчик мне: «Я заруливаю». Отвечаю: «Заруливай». Он заруливает на стоянку. А у меня в вертолёте сидит командир роты, старший этого десанта. Я ему: «У нас один борт выпал, летим без шести бойцов». Он мне: «Командир, да ты что?.. Ты меня без ножа режешь! У меня же каждый номер расписан. Мы-то думали, что вы высадите 70 человек, а нас и так всего 36! Распредели этих шестерых по оставшимся бортам». Я: «Да мы не потянем!..» Он: «Нет, без этих шести я не могу, вообще не полечу».

Я ставлю своим задачу взять ещё по одному бойцу. Вертолётов пять, десантников шесть. Один остаётся. Я-то знаю, у кого самый мощный борт. Говорю ему: «Четыреста сорок первый, шестого возьми себе». Но вслух про то, что у кого-то самый сильный борт, у нас не принято было говорить. Он отвечает: «Командир, это что? Такая вот забота о подчинённых? Ты командир, ты и бери себе лишнего». Я: «Хорошо, отправляй его ко мне». И получилось, что у всех по семь человек, а у меня на самом слабом вертолёте — восемь. Мы пошли на высадку десанта.

Подходим к вершине горы, там маленькое плато. «Духи» поняли, что мы собираемся высаживать десант, и начали по нам работать. Я захожу первый, подгашиваю скорость и... вертолёт начинает проваливаться, не тянет. Разворачиваюсь на 180 градусов и ухожу на повторный круг. Говорю: «У меня не тянет. Заходите, высаживайте». Все четверо зашли и сели с первого раза. Я делаю повторный заход — опять не тянет, ещё один заход — всё равно не тянет... А у нас такой порядок: мы все вместе пришли, все вместе должны уйти. Не может быть, чтобы они ушли, а я один остался. А тут ещё идёт активное противодействие с земли, «духи» бьют. Мои мне говорят: «Четыреста тридцать девятый, ну когда ты наконец-то сядешь?..» Отвечаю: «Мужики, сейчас сяду».

И тут я понял, что сесть я не смогу, потому что это против всех законов аэродинамики. По идее, я должен был дать команду: «Четыреста тридцать девять, посадку произвести не могу. Вертолёт перегружен, ухожу на точку». И мы все уходим, оставив на горе десант без командира.

Теперь представьте себе: все мои подчинённые сели, а я, только что назначенный командир звена, один не сел. И я возвращаюсь в Кундуз с командиром десанта на борту. Тут я понял, что не уйду, потому что просто этого не переживу. Ведь надо будет на аэродроме прямо у вертолёта пускать себе пулю в лоб от позора. Ещё я понял, что и сесть я тоже не могу. Вот тут я и вспомнил бабушку. Взялся рукой за воротник, где была зашита иконка, и сказал: «Николай Угодник, Божий помощник, спаси и помоги!» К тому времени я выполнял уже то ли четвёртый, то ли пятый заход (ещё удивлялся, как это до сих пор меня не сшибли!). И неожиданно у вертолёта появилась какая-то дополнительная аэродинамическая сила — Божественная. Я сел, мы высадили десант, и он выполнил задачу. Именно тогда в Бога я и поверил. И лично для меня стала очевидной простая истина: среди тех, кто был на войне, атеистов нет.

Был ещё один случай, когда Николай Угодник мне помог так явно, что не увидеть этого было нельзя. Мне с ведомым надо было эвакуировать группу спецназа после выполнения задачи. Спецназовцы на пупке горы (высота была около 2000 метров) зажгли оранжевые дымы — обозначили место посадки. Я подсел. Подходит командир группы, старший лейтенант, и говорит: «Командир, у меня солдат сорвался в пропасть». И показывает на котлован у склона горы. Ширина этого котлована в этом месте метров сто. Когда спецназовцы на гору поднимались, один боец упал вниз и поломался. Лежит он на глубине от вершины горы метров 70-80. Кричит, стонет, ему больно, хотя и укол промедола он сам себе уже сделал.

Меня старлей просит: «Сядь туда, забери бойца». Я: «Я туда не сяду, потому что потом оттуда я не взлечу. Доставайте его сами». Он: «Да пока мы альпинистское снаряжение наладим, пока будем спускаться, пока будем с ним подниматься... Это очень долго». А тут ещё начало темнеть, солнце садится.

В 1984–1985 годах мы ночью в горах не летали. Оставаться ночью на площадке мы тоже не можем, потому что кругом — «духовский» район. Спецназ, пока пешком ходил, себя не обнаружил и вышел к месту эвакуации скрытно. Но когда они зажгли дымы и ещё вдобавок прилетела пара вертолётов, «духам» стало ясно, что к чему; потому их можно было ожидать в любой момент.    

Тут надо объяснить, почему вертолёт вообще летает. За счёт вращения винтов он воздух сверху нагнетает вниз и создаёт под собой область более высокого давления, чем сверху. Так происходит, когда воздух вокруг, как говорят вертолётчики, «спокойный». Если же лопасти прогоняют через несущий винт воздух возмущённый, «плохой», то необходимой разницы давления не получается. А при посадке в этот котлован вертолёт гонял бы тот воздух, который отражался бы от земли и стенок котлована. То есть после посадки машина очутилась бы в окружении возмущённого воздуха. Взлететь в таких условиях нельзя.

Поэтому говорю старшему лейтенанту: «Я туда не сяду, потому что я там и останусь. Доставайте его сами». Они начали готовить снаряжение. Вниз полез сам старлей. Но солнце садилось, все торопились и снаряжение готовили в спешке, так что срывается и падает в яму уже сам командир. Теперь их там лежат уже двое. Правда, старлей себе только ногу поломал. А у солдата, как потом оказалось, травма была очень серьёзная — сломан позвоночник.

Сесть на этом пупке больше негде. Мой ведомый ходит по кругу над нами и заодно смотрит, чтобы «духи» незаметно не подошли. Я, хотя и с тяжёлым сердцем, говорю бойцам: «Садитесь в вертолёт, уходим. Иначе все здесь останемся». Они: «Мы без командира не полетим». И я хорошо понимаю, что по-человечески они правы!.. С одной стороны, я не могу их здесь оставить, потому что мы их уже засветили своими вертолётами. Но, с другой стороны, если мы уйдём без них, то и этим на горе — крышка, и тем, которые внизу, — тоже. Их потом просто забросают гранатами.

Другого выхода не оставалось, и я опустился в эту яму. Борттехник с «праваком» затащили в кабину старлея с солдатом. Но, как я и предполагал, вертолёт вверх не летит... Недаром практическую аэродинамику мне в училище преподавал сам полковник Ромасевич, легенда аэродинамики, автор практически всех учебников по этой так до конца и не понятой курсантами науке. Беру «шаг» — вертолёт дёргается, но не отрывается от земли. И тут я опять вспомнил про икону — и взлетел!..

Потом я двенадцать лет командовал вертолётным полком. И все двенадцать лет я на первых занятиях по аэродинамике говорил молодым лётчикам: «Есть законы аэродинамики. Но есть ещё высшие, Божьи, законы. Хотите верьте, хотите — нет. Но только они объясняют те ситуации, когда при абсолютной безнадёжности с точки зрения физики человек всё равно выходит из безвыходного положения».

«ПАПА, ЭТО ОН!»

В свое время этим рассказом со мной поделился иеромонах Феофилакт (Белянин), подвизавшийся в Псково-Печерском монастыре. Он вошел в его рукописный сборник «Это случилось в наше время».

Дело было в 70-е годы прошлого века. Одна советская семья шумно праздновала день рождения отца семейства. Как водится, с застольем, тостами и возлияниями. И в разгар веселья как-то забыли о пятилетнем сыне именинника. А он вертелся вокруг гостей, лазал под столом и вдруг незаметно для родителей пролез на запрещенный для него балкон. А квартира их находилась на восьмом этаже.

В разгар веселья мальчика хватились. Посмотрели: нет его нигде. Ни в комнатах, ни на кухне, ни в коридоре. Дверь закрыта, уйти не мог. Родители устремились к открытой дверце балкона. И на балконе нет! В ужасе отец посмотрел вниз, с содроганием ожидая увидеть распростертое на земле тело сына, – а его Саша спокойно играет на травке. Не дожидаясь лифта, отец помчался по лестнице, выскочил на улицу, подхватил на руки сына, обнял и спросил:

– Саша, как ты здесь оказался?

– Папа, а ты ругать не будешь?

– Нет, сынок.

– Понимаешь, мне стало скучно, я пошел на балкон, стал смотреть вниз, а внизу так интересно. Я перегнулся – и вдруг полетел вниз. Но когда я летел, меня подхватил дедушка.

– Какой еще дедушка? Твой дедушка сидел с нами.

– Нет, другой. Такой красивый, с короткой белой бородкой. Одетый, как в церкви. Он перенес меня вниз, опустил на травку и исчез.

Отец не знал, что и думать. В его материалистическую голову это совершенно не вмещалось. Это против всех законов физики, закона всемирного тяготения, наконец. Но сын здесь, живой. И не мог же он через закрытую дверь пройти! Это уж совсем против всяких правил.

К ликованию всех гостей отец принес Сашу домой, посадил себе на колени и уже не спускал с него глаз. И вдруг сын сказал:

– Папа, я вспомнил, на кого похож тот дедушка.

Отец вначале не понял:

– Какой?

– Как какой? Тот, что меня спас.

Саша повел папу в комнату бабушки. Там он взобрался на стул и показал пальчиком на старинную икону святителя Николая в скромном красном углу:

– Папа, это он!

Диакон Владимир Василик

Рассказывает священник Алексий Тимофеев. 

"Случай этот запомнился мне на всю жизнь. Это было в самый первый год моей службы в храме. Мне тогда помогал мой близкий друг Михаил. Летом сельские власти наконец-то выселили из уже официально переданного церкви дома занимавшую его в течение ряда лет ветеринарную лечебницу. Бывшие хозяева оставили нам настоящие руины, особенно в той части дома, которую они не занимали. Ремонт нужно было делать срочно, так как приближалась осень. Нам удалось вскоре найти рабочих и договориться с ними. Оставалось только достать необходимую сумму денег. В храм ходило очень мало людей, но нам опять повезло, по милости Божией мы скоро эти деньги собрали. Когда сообщили об этом бригадиру рабочих, услышали от него следующее: "Вы нам заплатите в полтора раза больше, или мы уходим на другой объект". Нам с Михаилом больше ничего не оставалось, как войти в наш храм, среди исковерканных, обожженных с торчащей арматурой стен воздеть руки к Небу и обратиться к истинному настоятелю: "Отче святителю Николае, ты все видишь. Как тебе угодно, так пусть и будет". Мы не ожидали ничего. Не прошло и пяти минут, в дверь входит человек и, мы сами были поражены, жертвует ровно столько денег, сколько нам не хватало. "Радуйся Николае, скорый помошниче и преславный чудотворче". Осенью мы уже жили в Церковном доме."

Истории из редакционной почты портала Православие.Ru

Олег Ковальков
«Николай Угодник исцелил мою знакомую»

Святой Николай в моей жизни сотворил не одно чудо. Но я опишу наиболее значимое. Николай Угодник исцелил мою знакомую. У нее обнаружили рак, который быстро прогрессировал, и врачи настаивали на срочной операции. Были проведены анализы в нескольких клиниках, и везде подтверждали слишком быстрый рост раковых клеток. У меня было чудотворное миро Николая Мирликийского, которое я привез из Бари. Я отдал это миро своей знакомой и сказал мазать им больное место и ставить крестик на лбу. Через некоторое время она сказала, что решила это миро пить понемножку. Ну, раз решила, значит так и надо. Где-то через месяц, когда она сдала анализы перед операцией, врачи изумились. Рост раковых клеток не просто остановился, а пошел в минус, их стало значительно меньше, чем было раньше. Сейчас знакомая здорова. Слава святому Угоднику Николаю Чудотворцу! Спаси Господи!

Екатерина Трусова
«Святитель Николай помог вернуть пропажу»

Это было обыкновенное чудо! Пару лет назад у дочки пропал телефон: то ли потеряла, то ли кто «помог» ... Она в слезах: «Мама, прости! Я так тебя огорчила!» (Телефон был куплен в кредит). А я обрадовалась, потому что дочка плакала не о пропавшем телефоне, а о том, что меня расстроила. Это был день святителя Николая — 22 мая. Вечером в храме читали акафист, и я перед службой приложилась к иконе святого и просила о помощи: «Отче Николае, помоги найти телефон!» Уже дома раздался телефонный звонок: «Мы нашли ваш телефон, скажите адрес, куда занести». А я в радости: «Отче Николае, спасибо, я ведь даже поужинать не успела, только зашла!»

Телефон принесли две девушки буквально через 10-15 минут. Позже вернулась дочка, и я отдала ей пропажу! Она: «Спасибо, мама!» «Не мне, дочка, а святителю Николаю!» Дочка подняла глаза на икону святителя, и тихо и радостно сказала: «Спасибо!»

Я понимаю, что ничего «сверхъестественного» не произошло, просто святитель Николай помог вернуть пропажу, но для меня этот день на всю жизнь остался в памяти! И если теперь кто-нибудь спрашивает меня, «А ваши святые разве могут вам помочь?», у меня на это всегда найдется ответ.

Ольга Брянцева
«Перед путешествием обязательно нужно помолиться святителю Николаю»

Хочу рассказать удивительную историю, которая произошла с моей семьей. Три года назад мы совершали путешествие по Европе на автомобиле: супруг за рулём, я рядом в роли штурмана и сынишка на заднем сидении. Переезжали из страны в страну: днем ехали, а на ночь останавливались в гостиницах.

И вот подъезжаем мы к итальянскому городу Вероне, где и планировался ночлег — номер в гостинице был забронирован заблаговременно. Время было уже позднее, где-то часов 11 вечера. Въехали в город и видимо куда-то не туда свернули. Темно — хоть глаз выколи и ни души. Спросить не у кого, указателей не видно, по карте сориентироваться не можем. Говорю мужу: поезжай прямо, что ли. Сама тихонько, про себя взмолилась святителю Николаю: «Святой Николай, помоги нам найти дорогу!» Едем мы прямо, вдруг смотрим — вроде какая-то гостиница, но по названию — не наша. Говорю мужу: зайди, узнай, может, у них есть свободные комнаты, а то поздно уже, — или хоть спроси, в какой район города мы попали. А он, кроме мизерных знаний французского, никаких языков больше и не знает, и вероятность того, что он вообще что-то поймет, минимальна, тем более, что итальянцы, как правило, кроме родного других языков тоже не знают. Прошло буквально три минуты: смотрим — бежит наш папа. Говорит: представляешь, портье в этой гостинице на удивление французский знает! И он сказал, что наша гостиница здесь за углом!

Вот так вот, услышал молитвы нас, грешных, святитель Николай. И так всю дорогу он нам помогал, вел, как по компасу, и никаких накладок в нашем долгом путешествии не было. Перед путешествием обязательно нужно помолиться святителю Николаю и заказать молебен. Он обязательно поможет. Святитель Николай, моли Бога о нас!

«Было такое ощущение, что машина поднялась»

Хочу Вам рассказать случай, который произошел у нас с мужем. 22 июня 2012 возвращались мы из гаража, и нам навстречу выскочила машина «девятка», и хоть мы и убегали, но в итоге нас все равно сбила…

Мужа отбросило в сторону, ударив в колено, а я отскочила на лобовое стекло и каким-то образом влетела под машину, которая протащила меня двадцать метров — она и остановилась только потому, что я была помехой, водитель тормозить не собирался.

Когда машина остановилась, мне было очень тяжело находиться под ней, она как будто на мне стояла. Муж, увидев мои торчащие ноги, стал подходить к машине. За рулем была пьяная девушка. Она хотела отъехать назад, и пока муж уговаривал ее этого не делать, я собрала все силы и стала просить св. Николая помочь мне вылезти, и было такое ощущение, что машина поднялась, и я выползла оттуда. Кому бы я это не рассказывала, все говорят, что это нас только Господь спас по молитвам св. Николая! Даже врачи скорой помощи сказали, чтобы родители сходили в храм свечи поставить: такого не бывает! Просто папа у меня очень почитает св. Николая и как приходит в храм, то обязательно ставит ему свечи, — может, еще и из-за этого я именно св. Николая просила, и он мне помог.

Екатерина Потемкина
«Читала акафист, чтобы наш институт получил лицензию»

Здравствуйте! Хотела написать вам, что читала акафист Николаю Чудотворцу, чтобы наш институт получил лицензию, и мы ее получили! Я верю, что помог св. Николай, иначе и быть не может! А подсказал мне читать акафист св. Николаю о. Николай из храма св. Иннокентия, митр. Московского.

Татьяна Порядина
«40 дней мы слезно молились святому. И чудо произошло»

Хочу поделиться с вами тем, как помог нашей семье в трудное время святитель Николай. 22 ноября 2011 года у моего папы внезапно случился инсульт, кровоизлияние в мозг. В тот день папа был дома один. Я звонила в течение нескольких часов папе на телефон, но он не брал трубку. Я испугалась не на шутку. Слава Богу, у соседа были ключи... Так папа ночью оказался в отделении реанимации в крайне тяжелом состоянии. Он не говорил, парализовало правую сторону, а буквально через пару дней уже был без сознания. Врачи не давали утешительных прогнозов: либо не выживет, либо выживет, но останется «растением». Больше месяца мы с мамой жили в жутком страхе потерять самого дорогого нашего человека, молились Пресвятой Богородице, Господу. В один из дней пригласили батюшку в реанимацию, чтобы он отслужил там молебен о здравии. Там он благословил нас читать 40 дней акафист святителю Николаю.

40 дней мы слезно молились вечерами святому. И, знаете, чудо произошло! Папа не только выжил, но и после выписки домой начал идти на поправку. Спустя полтора года после инсульта папа может ходить с палочкой, самостоятельно кушать. Речь, конечно, пока не восстановилась, но мы можем его понять. Для нас это самое большое чудо! Папа жив! И много людей в то тяжелое время откликнулись нам помочь, кто чем может. Слава Богу за все!

Жанна Измайлова
«Были мысли, что это непосильный обет. Но мама начала ходить!»

Несколько лет назад у моей мамы случился инсульт после потери моего брата. А спустя некоторое время у нее отнялись ноги, — парализовало. Приехать к ней я тогда не могла, а надежды на пьющего отца совсем не было. Я была в панике: что делать, как помочь маме? Как и многие, живем мы в нищете. Я прибежала в храм к моему духовнику, в отчаянии, растерянности, с единственной мольбой: «Батюшка, сделайте что-нибудь, пожалуйста!!!» Отец Иоанн, — так зовут этого священника, — сказал мне каждый день читать акафист святителю Николаю, а в первый вечер предложил мне почитать его совместно, каждый у себя дома в одно и то же время. К слову, батюшка еще сказал, что я должна дать Богу какой-нибудь обет, и тогда Он обязательно исцелит мою мамочку. Естественно, я тут же согласилась. Но когда батюшка сказал, что знает о моей страсти к курению, и было бы хорошо дать обет больше никогда не курить, мне стало очень сложно, но выбора не было. Неделя акафистов святителю Николаю, неделя без сигарет… Мысли были, что нет, — это непосильный обет, и от одной затяжки ничего не будет, но тут раздается звонок от знакомых из деревни, где жила мать: она пошла! Ровно через неделю она встала и начала ходить! С тех пор я всегда прибегаю к чтению акафиста этому удивительному святому в самых тяжелых ситуациях!

Юлия Абисалова
«В кризис 2008 года я осталась без работы»

Святой Николай Чудотворец помогал мне не раз. Он чудесным образом покровительствует нашей семье. Один случай мне запомнился особенно. Был октябрь 2008 года, кризис, я по своим глупости и самоволию осталась без работы. Прошло месяца 3-4, а работы все не было. И вот один наш хороший друг — монашествующий, ныне священник, — мне говорит: «Помолись Николаю Угоднику. Он обязательно поможет». Примерно через неделю мне предлагают сразу три работы!!! Одна из которых по специальности. Устроившись на нее, я получила большой опыт, которого после института у меня не было, а еще стала очень хорошо зарабатывать. Николай Чудотворец — очень добрый, он всегда помогает, если на то есть воля Божья. Святитель отче Николае, моли Бога о нас!

«Я подыхал... Меня убивал алкоголь»

Я подыхал... Меня убивал алкоголь, я «бухал» каждый день и остановиться сам уже не мог, выносил вещи из дома. Пропил обручальное кольцо и даже серебряный крестик с груди. Жена ушла, родители выгнали. Жить не хотелось. Я оказался в «дурке», в отделении кризисных состояний, пришёл туда сам — некуда больше было идти.

Там, на подоконнике в палате, лежал молитвослов. Я взял его и начал читать, рыдать, визжать, вопить о помощи. К св. Николаю я обращался, как к любимому святому, т.к. оба моих деда были Николаи... Дальше пошли чудеса. Уже в больницу ко мне приехали родители. Через какое-то время появилась работа. Сейчас у меня новая семья, я — начальник отдела в большой компании. И я не пью. Во всём этом нет моей заслуги — мне помогают. Я отдал себя в руки Всевышнего...

pravoslavie.ru/117999.html

pravoslavie.ru/1988.html

pravoslavie.ru/99526.html

pravoslavie.ru/88860.html

pravoslavie.ru/61692.html

www.ok.ru/profile/579407282087/statuses/69532150527399

По материалам сайта https://bogiisus.com/.